Храм Покрова Пресвятой Богородицы с. Василиуцы

Каталог статей

Главная » Статьи » Cтатьи

Когда Господь слышит и исполняет наши просьбы
И на самом деле, когда? Из Писания мы знаем: просите, и дастся вам. Посему просим, и просим, как нам кажется, нужного не получаем. Может быть, мы действительно не понимаем, что нам нужно. Ведь не зря апостол говорит: «О чесом бо помолимся, не вемы». Если уж великий Апостол не знал, что просить у Господа, то что можем знать мы, приземленные и окутанные непрестанной и часто пустой суетной жизнью?Однако каждый верующий из личной жизни знает, как милостивый Господь не оставляет его в просьбах. Сколько изливается у человека ко Господу просьб, столько же и много больше следует от Него счастливых и утешительных ответов.
Да, бывают просьбы, которые остаются без ответов. Когда? Разве несчастная мать не знает, что нужно для ее непутевого сына: наркомана, пьяницы, разгульного дебошира? Знает и просит. А сын остается, к ее слезам и горю, прежним, если не хуже. Часто матери утверждают, что сын хочет оставить свои проступки и не может. «Я, батюшка и молюсь, а Господь не помогает. Может, неправильно молюсь?» Что в утешение скажешь разочарованной во всем матери? В своем отчаянии у нее уже слышен ропот на Господа: «молюсь, а Господь не помогает».
- Знаю, мать, что молишься. Но сын льстит тебе, жалобит тебя своим притворством, но оставить прежней жизни не хочет. Поэтому скажу тебе: продолжай, мать, молиться. Молитва матери не может быть не услышана, и она сделает свое дело, пусть это будет, может быть, даже после твоей смерти. Прошение матери, любящей свое дитя даже до смерти, умолит Господа, и Он вразумит заблудшее чадо. Приведи-ка его на службу, после службы мы с ним побеседуем.

-  Не могу уговорить, батюшка, не хочет.

Вот весь ответ на слезный вопрос. Ах, если бы молитва была обоюдная!

Знаем из Ветхого Завета, как согрешили два израильских царя, Саул и Давид. И оба просили пророков помолиться о них. Но первому пророк повелел сдавать царские дела, так как он, согрешив, больше не может быть царем Израиля, а другому, гораздо более согрешившему, на первое же прошение о молитве, пророк ответил: «Отъят грех твой!»
На первый взгляд просматривается как бы несправедливость. Ведь оба просят, и просят пророка, человека, имеющего, если можно так выразиться, прямой выход к Богу. А ответ различен: Давид помилован, а Саул отвержен в своей просьбе. Почему? Потому что один из согрешивших, посыпав пеплом голову, стенал и молился о помиловании, а другой продолжал богопротивный образ жизни, желал, чтобы кто-то иной за него просил и молился.
Но в жизни встречаются и буквально дикие случаи. Врачи из прихожан заметили за мной, что их старенький батюшка слабеет здоровьем и отправили меня в местные Уральские санаторные здравницы отдохнуть, подкрепить силы. Так получилось, что рядом, на базе отдыха «Медик» находилась на каникулах студентка Челябинского мединститута Машенька Шмакова со своей мамой. Семья верующая. Было это 4 августа, в день памяти Марии Магдалины. И мы по-походному, отметили день Ангела Машеньки. Пропели, как и полагается, «многая лета». Мелькнула мысль: наверное, в этом месте первый раз в жизни  прозвучала молитва многолетия. А когда шли в свою здравницу «Утес», попали на водосвятный молебен в часовне в честь иконы Божией Матери «Целительница». После молебна пошли отдохнуть на квартиру, которую предоставили нам добрые люди. Проходя мимо продуктового павильона, матушка зашла в него купить чего-нибудь к ужину, а я присел на стульчик у столика павильона. Из павильона вышел высокий молодой парень, бесцеремонно подсел рядом и неожиданно довольно грубо заговорил:

- Откуда ты взял, что Бог есть?

- А откуда ты взял, что Его нет?

- А откуда ты взял, что он есть?

- А откуда ты взял, что Его нет?

- Я тебе глаз выбью, я два года отсидел, вот видишь, – и показывает рогатый кулак с оттопыренными кривыми пальцами.

- От этого ничего не изменится.  В моей тюрьме, которую я духовно окормляю, где более трех тысяч таких же ребят, никто мне подобного не обещал,  а теперь у моих ребяток появится новичок для веселой тренировки и развлечений. Но вся беда в том, что ты никогда не слушал свою мать, потому что не любил ее.

- Я бы вас всех перестрелял! – в злобе выкрикнул и ушел пьяной походкой.

- Матерь Божия, исцели, удали из этого мальчика духа злобы, как они скоро чувствуют противоположный им Дух Божий в людях!

Кто помолится о таком? Что его ожидает? Один Господь знает.

Но отрадно и, можно сказать, наградно то, что чувствует верующий человек, просящий у Господа помощи. Просьбы таковых исполняются тут же.

С позволения терпеливого читателя моих записок приведу одно-другое Божие воспоможение моим просьбам, которые ясно показывают, какие наши просьбы приличны Богу для исполнения. Желаю прежде пояснить, что помощь Божия, оказанная мне, была не за мое достоинство, а за то, что просьба моя оказалась угодной Богу, о чем я уразумел, к моему стыду, спустя много лет, будучи уже священником.

Я подрос, и меня взяли в армию. Мама осталась одна жить в бараке, в который нас привез мой папочка в 1939 году в шахтерский поселок Роза Коркинского района. За мое пребывание в армии барак попал под снос, и маме в двухэтажном доме дали комнатку на подселение в 12 кв. метров.
Когда я вернулся из армии, меня отказался прописывать, поскольку норма жилплощади на человека была в 9 кв. метров. У нас площади явно не хватало. Парадокс был решен пропиской. Подошло время создания семьи. Жену не хотели прописывать по этой же причине, но все-таки прописали.
Заканчиваю горный техникум, работаю в шахте механиком на добычном участке. Родился ребеночек, затем второй. Резко чувствуется нехватка жилья, но шахта жилье не дает. Горисполком информировал шахту о крещении моих детей, и я попал в число неблагонадежных. Меня много раз внаглую тасовали из первоочередных в последние. В бригаде слесарей-ремонтников ко мне было очень хорошее отношение. Люди старше меня, опытные в работе и жизни, видя мое безвыходное положение, однажды поздненько вечерком делегацией пришли ко мне домой с бутылочкой водки и положили на стол 1200 руб. денег. По тому времени это были очень большие деньги. Они все жили в своих домах.
Оказывается, они сторговали недалеко от шахты для меня дом. Я был в испуге и недоумении. Вначале было отказывался, но строгий разговор шахтеров меня остановил: «Не возьмешь, заберем назад, второй раз не предложим, и дружба наша поломается. Работаем вместе, отдашь со временем». Так я стал обладателем собственного дома, в котором прожил много лет. Было очень удобно – работа рядом.

По годам дом был старый, засыпной. Площадь достаточная, но в хороший мороз стены промерзали, и дом приходилось топить без остановки. Благо уголь был. Трудностей перенесли предостаточно и самая главная в том, что когда зимой мы с женой бывали на работе, мама часто по своей немощи пребывала в нетопленном дому.

И вот как-то я пришел из ночной смены домой. Дети в садике, Мария на работе, печь, затопленная ей, почти прогорела, мама лежит в своей комнате под толстым одеялом, рядом с ней Мария поставила термос. Стена, где лежит мама, покрыта снежным  инеем. Растопил печку, напоил маму чайком и присел рядышком на краешек кровати.

Милые наши мамочки, забывая о себе, переживают о детях.

- Сынок, как у тебя дела на работе?

- Мамочка, все хорошо.

- Слава Богу. Пока ты на работе, я непрестанно молюсь о тебе.

Я взял в руки газету, и на глаза попалась заметка о том, что в этом году для благосостояния советского человека сдано в эксплуатацию столько-то миллионов квадратных метров жилья. В душе невольно вырвалось: «Господи! Мне бы из этих миллионов полуторку, для мамы. Я день и ночь в шахте, Мария на работе, мама одна в холоде. Был бы папка, вопрос был бы решен еще в моем младенчестве. На работе боюсь и голос подать о жилье. Господи, Ты наш Отец, помоги мне маму содержать в тепле, она этого заслужила».

Мама и жена мне часто говорили, чтобы я оставил работу в шахте. Но я не видел, куда себя можно было с горным дипломом приложить. Тянул, как говорят, резину, отодвигал в сторону на эту тему домашний разговор. И, как теперь я это понимаю, в этом была моя большая ошибка: непослушание маме и воле Божией. И тогда Господь ставит меня в иное положение.

В Союзе радовались открытию в Тольятти нового автомобильного завода ВАЗ. «Жигули» давались передовикам производства. У меня были блестящие производственные показатели. В то время у меня был «горбатенький» Запорожец, но хотелось «жигули». Но мое положение на получение автомобиля оказалось таким же плачевным, как на квартиру. Терпению бывает предел, и я вышел на разговор с директором шахты, считая себя обделенным.
К этому времени мой рейтинг вырос: меня перевели механиком на участок «Вентиляция». Иначе говоря, на мне лежала газовая защита шахты. Это высоко и очень ответственно. Но все мои успехи были не в счет, первым противником моих просьб был парторг шахты. Аргументы были налицо:  посещение Церкви, сводки о крещении детей, морально неустойчив. И я решил уйти с шахты. Домой пришел расстроенный, мама заметила и спросила причину. Я рассказал и добавил, что если бы сейчас меня стали уговаривать остаться на шахте и предлагали «Жигули» бесплатно, я бы не согласился, считая, что променял веру на гроб с колесами. Конечно, на душе было очень плохо и болезненно, но надо было раньше  слушать маму, ушел бы тихо и мирно, безболезненно. Куда пойти? Мария предлагает на строительство «Челябинской птицефабрики», где она работала на стройке, с тем, чтобы впоследствии перейти ветврачом. Решили. Решение принимали втроем: я, мама и Мария. Ни дети, ни родня ничего не знали. Договорились, что пока не устроюсь на работу, никому не скажу ни слова, куда иду. Так внушил Господь.
В молодости прочел интересную вещь. Старцы-пустынники, пребывая в своих подвигах, иногда посещали друг друга. Примерно как старец Зосима из житья Марии Египетской. Особенно посещали тех, кто был в затворе. Однажды к такому затворнику пришел монах-пустынник на духовную беседу. Старец-затворник, отвечая на вопросы монаха, решил поделиться с ним духовной тайной, какую открыл ему Господь. Он взял бумажку, написал эту тайну и дал прочесть посетителю. Тот прочел и старец тут же эту записку сжег на свече, поясняя, что тайны вслух  не разглашаются. Монах-пустынник удивленно спрашивает старца:

- Авва, мы с тобой в глубокой пустыне, в твоей пещерке находимся одни, нас никто не слышит, для чего же нужно было писать записку, да еще сжигать ее?

- Наш разговор слышит лукавый.

- А разве он не мог прочитать записку?

- Нет, не мог. Он не обучен этому. К тому же читать записку написанную человеком Божиим, ему не позволит его первобытная гордость.

Вспомнив совет дивного старца, мы решили иметь свою семейную тайну.

Итак, я подал заявление на увольнение. После подписи директора, заявление должен был подписать мой начальник участка «Вентиляция». Ярый коммуняка. Меня терпел только в силу того, что у меня была чудная дружба с РГТИ (горнотехническая  инспекция), перед которой трепетали все. В этом была воля Божия, которая держала меня перед ненавистниками на плаву. И вот, мой дорогой начальник, подписывая заявление, спрашивает:

- Куда идешь?

- В ЖКХ.

- Зачем?

- Мне дадут квартиру.

- Будешь механиком?

- Нет. Сантехником.

- Почему?

- Я же говорю, что мне дадут квартиру. Вы же не даете!

- Ты не получишь квартиру.

- Получу. Иначе я бы не ушел с шахты.

- Ты не получишь квартиру.

- Почему?

- Пока я депутат Горсовета, ты квартиру не получишь.

- Получу. И заранее приглашаю тебя на новоселье.

- Я не пойду к тебе.

- Почему же? Я приглашаю.

- Мы с тобой идеологические враги.

- Ну, мое дело пригласить.

Первый раз в жизни я сказал неправду. Должно быть – ложь во спасение. Получив полный расчет, в этот же день я устроился на строящуюся птицефабрику инженером КИПиА. Отработав смену, при разговоре с шахтерскими друзьями, сказал, что устроился на птицефабрику. Фабрика от нас была в 15-ти километрах, связи не было никакой. Был 1974год. Выхожу на третий день на работу, объясняю своим электрикам фронт и цель работы, и вдруг меня отзывает в сторону мой главный энергетик птицефабрики и взволнованно спрашивает:

- Сергей Иванович, меня прислал директор фабрики спросить – ты баптист?

- А в чем дело?

- Сейчас к нему приезжали с шахты, где ты работал, и сказали, «к вам устраивается Гулько Сергей Иванович. Не берите его. Он баптист и разлагает дисциплину у людей, мы с ним намучились». Сергей Иванович, скажи честно, ты баптист?

- Ты спрашиваешь, я честно отвечаю: нет. Никогда им не был, и никогда не буду.

- Спасибо. Я все понял.

И ушел докладывать директору.

Вот характерный почерк совдепии: потратить рабочее время, приехать на незнакомую стройку, зайти к незнакомому директору и предупредить, чтобы верующего человека, как врага, не брали на работу. Оболгать его, воткнуть голодный нож в спину семье того, кто и словом никого не обидел, у кого отец геройски погиб за Родину и семью. Погиб за то, чтобы его семья не умерла без кормильца-воина с голоду. Погиб за этого же бездарного и бессовестного лжеца и иже с ним.
Удивительно, но мой новый директор оказался верующим человеком и носил меня, можно сказать, на руках. Вот как Господь поддерживает своих!  И если на шахте меня даже из списков на жилье вычеркивали, то на новом месте меня выбрали председателем жилищно-бытовой комиссии по распределению жилья трудящимся фабрики. За хорошую работу жилищной комиссии директор предложил мне выбрать квартиру самому. Я скромно отказался, но вопрос остался таковым.
Параллельно строительству фабрики строилось и жилье рабочим. Чтобы ускорить заселение нового дома, руководством фабрики было предложено пойти всем будущим жильцам и очистить дом от строительного мусора, чтобы строители быстрее приступили к покраске полов. Пошли и мы с детьми. Детей было трое, но ходить могли уже двое. Зашли на второй этаж в первую попавшуюся квартиру, и меньшая дочка воскликнула: «Мама, эта квартира будет нашей!» На том и остановились, квартира была четырехкомнатная и соответствовала нашей семье из шести человек.
Господь всегда дает больше, чем просишь. Просил для мамы хотя бы полуторку – получил четырехкомнатную, в которой мы прожили 5 лет. Дети стали вырастать и понадобились комнаты пообъемнее. Написали заявление на рассмотрение и забыли об этом. Меня директор упросил перейти в очень важный для птицефабрики цех – инкубатор. Я согласился. Дорогой директор внезапно умер. Другой нас совершенно не знал, да ему и не до всех нас было, своих дел много. Так мы прожили еще два года.
В нашем поселке строились двухквартирные дома для руководящего состава. Однажды, после окончания смены, выходим через проходную к автобусам, чтобы ехать домой, в это же время выходят люди из Административного управления, где заседал профсоюзный Фабком и распределял эти самые коттеджи. Знакомые ребята подошли ко мне с поздравлениями о выделении мне коттеджа. Принимал за шутку, но это оказалось правдой. Мы переехали в новый двухквартирный домик с приусадебным участком. Дом имел три комнаты и громадную веранду, которую мы переделали в хорошую четвертую комнату. Дом получил по воле Божией для того, чтобы в нем я научился читать славянский язык в голос. Прожили в нем 15 лет и переехали в Коркино уже будучи священником.
Почему такой долгий и далеко не такой уж легкий пройден путь в получении жилья? Потому что нужно было сразу услышать волю Божию в маминых словах и подчиниться: «Сынок, я все время прошу Господа, чтобы ты оставил шахту». Воля Божия была высказана словами. Я слышал это и не решался. Думал не тем местом: уйду с шахты, уйду с работы, что же со мной будет?  А Господь готовил меня быть Его служителем. Какова милость Божия к нам, колеблющимся и самонадеянным!
Потом, когда немного поумнел, понял, почему мне дал Господь такое дивное жилье. Он не мне дал, Он для мамы дал. Я просил у Него из многих миллионов квадратных метров жилья теплую полуторку для мамы. А, поскольку мама жила со мной, а я с ней, в этот дар попал и я со своей семьей. Дивны дела Твои, Господи!

Может быть это сложный пример, вот пример попроще.

Итак, на 23 февраля, ко дню Советской Армии, мы получили в пятиэтажке четырехкомнатную квартиру. Идет Великий Пост, ждем радостную Пасху.

Великий Четверток. Мария с мамой выставили на стол, покрытый чистой красивой скатертью свежие пасхальные куличи и тарелку с разноцветными яичками. Перед всеми нами встал очень сложный вопрос: как освятить пасхальную трапезу?  Пасхальный воскресный день в этот год  объявлен рабочим днем. До Коркино не добраться, живем в глухомани. До Челябинска еще дальше, на работу явно опоздаем. «Запорожца» моего больше нет, по совету директора шахты я его должен был продать рабочему со своей шахты, чтобы меня не отнесли к спекулянтам, так как я стоял в очереди на «Жигули». Я выполнил совет, и совсем остался без колес.

Сидим дома всей семьей, любуемся красотой праздничного стола и горюем. Придется разговляться не освященным яичком. Каждый из нас друг друга успокаивает: «Ну что поделаешь, Господь видит наше положение. Разговеемся тем, что есть».

«Господи, – вырывается у меня почти со слезами, – была бы машинка, мы бы и службу отстояли, и пасочки бы освятили, и разговелись бы по-человечески, и на работу бы успели!»

Утром в Великую Пятницу, как обычно, вышли на работу. Вдруг меня вызывает директор фабрики. Оказывается, он потерял ключи от сейфа. Запасной внутри. Кто сможет открыть? Конечно, киповец. Пришел, поковырял где шилом, где изогнутым пинцетом. Бог знает как, но сейф открылся.

Директор доволен. Выхожу из управления, на крыльце стоит очень пожилой и всеми уважаемый парторг фабрики, Николай Иванович Клименко. В прошлом заслуженный председатель колхоза. Вежливо поздоровались. Он спрашивает:

- Сергей Иванович, как жизнь молодая?

Неожиданно для себя соврал второй раз в жизни.

- В прошлое воскресенье ездил в Челябинск на «барахолку», посмотрел машины, все старенькие, полугнилые, побоялся брать. Хотелось бы в выходные дни детей на природу вывезти, да и самим отдохнуть где-нибудь у воды.

- Что вы, что вы, не берите! Я видел в районе разнарядку на сельское хозяйство, у нас будут машины, возьмете новую.

С тем и расстались. Ближе к обеду по громкой селекторной связи диспетчер фабрики срочно вызывает меня к директору. Тут подбежал ко мне старший снабженец и торопит зайти к директору.

- Коля, – спрашиваю его, – что случилось? Может что-нибудь из инструмента взять с собой?

- Сергей Иванович, ничего не надо, сейчас все будет зависеть от тебя.

- Коленька, в чем дело, ну скажи по секрету.

- Как сейчас скажешь, так и будет.

Послушно иду, серчаю – тоже, друг называется. Захожу к директору, а он меня с порога спрашивает:

- Сергей Иванович, тебе что, машина нужна?

- М-да.

- А что же молчал? На проводе Николай Иванович, он в районе на совещании, говорит, что тебе нужна машина. Нам дают «Москвич-2125». Он дороже жигулей. Возьмешь, или лучше подождать?

- Возьму.

- Дорого. «Жигули» -5500, а «Москвич»- 7200.

- Буду брать.

Звонит парторгу Николаю Ивановичу о согласии. Отписывают нам машину.  Новенький, шикарный «Москвич» комби 2125 к обеду в Великую Субботу уже стоял под нашим окном. Вечером, без номеров, с великой радостью поехали в Коркино встречать радостнейшую Пасху. Вот велия радость! Вот милость Господня к просящим у Него помощи! А каково чудо: на шахте парторг «зарубил» мою просьбу, а на селе парторг помог ей!

Почему так быстро была исполнена просьба? Потому что просьба была для славы Божией, для молитвы, для посещения в воскресные дни храма.

Вот это, нам, просящим помощи Божией, нужно обязательно помнить: что просим у Бога и для чего. Воля же Божия – любовно помочь всем.

Примером же для наших просьб пусть будет прошение Святых и Праведных Богоотец Иоакима и Анны, которые имея безукоризненную и благочестивую жизнь, молили Бога, чтобы Он благословил их рождением ребеночка, Которого они решили отдать на службу Богу. В их слезные и горячие прошения было вложено все упование на Господа, жертвенная любовь к Нему и вся надежда: «Сними с нас, Господи, поношение неплодства, дай нам Дитя, а мы Его отдадим Тебе для Твоей славы». Думали, что Бог даст сыночка, чтобы его определить для службы Богу в храм Господень, а родилась Девочка. Но обещание свое они с радостью выполнили. Великая и неизреченная радость и для нас, что Господь дал им Девочку, Пречистую и Преблагословенную Марию, ставшую Матерью Бога и Матерью всего человеческого рода, Первой Помощницей всех плачущих и скорбящих матерей

Категория: Cтатьи | Добавил: Настоятель (26.08.2009)
Просмотров: 295 | Рейтинг: 0.0/0

рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001243291137 (сбор пожертвований на наш храм)
Rambler's Top100 Яндекс цитирования логотип 88х36 портала Православная книга России ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU христианство, православие, культура, религия, литература, творчество Рейтинг «Помоги делом»: просмотров за сегодня, посетителей за сегодня, всего число переходов с рейтинга на сайт Информация о вреде сект